Обеспечение доступа к правосудию уязвимых категорий осужденных с позиции адвокатуры

23 мая 2017 года в Астане прошел Круглый стол, посвященный вопросам доступа к правосудию уязвимых групп в местах лишения и ограничения свободы со специальным фокусом на права женщин и детей.

В работе Круглого стола приняла участие адвокат Коллегии адвокатов города Астана Токаева Асель Нурмахановна.

В ходе своего выступления адвокат Токаева А.Н. сообщила об основных проблемах, встречающихся у осужденных при желании получить квалифицированную юридическую помощь, и не только связанную с вопросами условно досрочного освобождения, но и по вопросам, связанным с обжалованием действий администрации учреждений, о получении консультаций по вопросам в области семейно-брачных отношений, наследственного права и др.

В целях информирования, предлагаем вашему вниманию полный текст выступления адвоката Токаевой А.Н.:

«Анализ законодательства и практики его применения показывает, что уязвимая категория осужденных испытывает трудности в защите своих прав и законных интересов.

Это подтверждается высоким уровнем заболеваемости в ИУ, оказания давления на осужденных, большим количеством жалоб, протестов и т.п. Кроме того, сложившаяся обстановка в исправительных учреждениях, отсутствие должного уважения к правам осужденным также отрицательно сказываются на реализации  конституционных прав на доступ к правосудию.

Одним из важных средств обеспечения доступа к правосудию является оказание осужденным юридической помощи, в первую очередь людьми, призванными оказывать такую помощь на профессиональной основе — адвокатами.

Оказания юридической помощи осужденным, в том числе и бесплатной для последних является показателем отношения государства к правовому статусу личности, уважению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина. Адвокатура, в свою очередь, являясь институтом гражданского общества выполняет конституционную функцию обеспечения граждан доступной и квалифицированной юридической помощью (п. 3 ст. 13 Конституции РК).

Следует отметить, что, несмотря на всю бесспорность вышеприведенных норм национального законодательства порядок и условия предоставления юридической помощи осужденных, в том числе уязвимых категории, которым требуется «особое отношение» не регламентированы должным образом.

После получения приговора и приобретения статуса –осужденный, юридическая помощь адвокатами вообще как правило уже  не оказывается. В этот период осужденные фактически не имеют и не могут обеспечить себе доступ к правосудию.

Тогда как зачастую именно в этот период нарушаются, не соблюдаются права осужденных,  в том числе лиц относящихся к категории уязвимых — это  жестокое и унижающее достоинство обращение, пытки.

С целью выяснения вопроса доступа к правосудию адвокатами была проведена личная беседа и анкетирование с уязвимой группой осужденных в трех исправительных учреждениях. Это были женщины имеющие малолетних детей, инвалиды и мужчины пенсионного возраста.

Так, в ходе проведенного анкетирования и интервьюировании уязвимой категории осужденных, в количестве 55 человек отбывающих наказание в виде лишения свободы: более 70% опрошенных признали что им не в должной мере обеспечен доступ к правосудию.

Как свидетельствует опыт работы, деятельность адвоката по отстаиванию прав и законных интересов осужденного необходима практически по всем вопросам, связанным с исполнением наказания. На это указывают и результаты проведенного нами опроса уязвимых категории  осужденных к лишению свободы.

Большинство осужденных склоняются к тому, что наиболее результативной является юридическая помощь, оказываемая адвокатами. Это связано, прежде всего, с тем, что будучи лишенными свободы, осужденные ограничены в выборе форм и методов защиты своих прав и только опытный профессиональный защитник, каковым по определению является адвокат, способен оказать им квалифицированную юридическую помощь.

Кроме того, привлекает осужденных независимость адвокатуры от органов государственной власти, ее возможность противостоять интересам и стремлениям публичных структур.

В то же время, большинство осужденных лишено реальной возможности пользоваться услугами адвокатов в связи с отсутствием средств. Данное обстоятельство вызвано проблемой доступности юридической помощи, оказываемой адвокатами.

Сложности в реализации прав, свобод и законных интересов осужденных и обеспечении иных, законодательно закрепленных аспектов исполнения наказания в виде лишения свободы, влекут распространение неформальных взаимоотношений между осужденными и администрациями Исправительных учреждений и приводят к совершению новых преступлений и других правонарушений.

Помощь, оказываемая ОНК и НПМ в настоящее время доступнее помощи адвоката для осу­жденных, поскольку оказывают помощь по защите прав осужден­ным на законодательном уровне и бесплатно. В то же время они не наделены профессиональными правами адвоката. Общественные организации ОНК и НПМ могут лишь выявить и помочь подать заявления, о пытках к примеру. Однако, указанные лица не имеют опыт и практику в сфере уголовного производства, потому в дальнейшем сопровождать  указанное дело не могут.

Оказание квалифицированной юридической помощи невозможно и со стороны исправительного учреждения.

Так, по словам руководства одного из учреждений работает один штатный юрист, с заработной платой 40 000 тенге в обязанности, которого входит разрешение юридических вопросов самого учреждения. Однако штатному юристу в нагрузку руководство обязывает оказывать юридические консультации осужденным. Вопросов много. Юрист не только физически не справляется с возложенной на него дополнительной обязанностью, но также не имеет достаточного опыта и компетенций, кроме того и маленький оклад этому не способствует. Вопросы возникают разного характера. Это и семейные, наследственные, исполнительного производства, вопросы по процессуальным издержкам в рамках уголовных дел.

Вопросы касательно смягчения наказания, отсрочки стоят остро и актуально. Несмотря на то, что администрацией готовятся материалы на УДО и ЗМН суды в основной своей массе  необоснованно отказывают в удовлетворении этих ходатайств.

Уполномоченный по правам человека правильно отметил, что судам следовало бы внимательней относиться при вынесении наказания к женщинам имеющих малолетних детей. Я абсолютно согласна. Так, живой и недавний пример. Судом была осуждена бывший сотрудник прокуратуры,  курирующий систему УИС Атырауской области на три года лишения свободы. При наличии малолетнего 6 месячного ребенка суд не предоставил  отсрочку осужденной.

Действительно, при рассмотрении в суде этих категорий дел государством предоставляется адвокат по гарантированной государством юридической помощи. Но, суды сейчас проходят посредством видео-конференции, где исключен какой-либо контакт с адвокатом, и самое главное — право на конфиденциальную беседу с защитником, что является основным принципом оказания юридических профессиональных услуг.

К примеру, в случае определения судом наличия у осужденного тяжелой болезни, препятствующей отбыванию наказания и являющейся тем самым основанием применения отсрочки исполнения наказания, адвокат мог бы содействовать собиранию сведений о характере и течении заболевания осужденного.

В законе не содержится специальных указаний, какие процессуальные средства могут быть использованы судом для уточнения этих сведений. А ведь суд может и отклонить ходатайство. Поэтому адвокат мог бы предоставить такого рода документы из других медицинских учреждений либо заявить ходатайство о привлечении врачей для производства повторного освидетельствования и проверки достоверности сведений, а в необходимых случаях ходатайствовать о назначении соответственно судебно- медицинской экспертизы или судебно-психиатрической экспертизы.

Также одной из проблем является недостаточная информиро­ванность уязвимых категорий осужденных об их правах.

Полагаем что  осужденных нужно информировать  не только об их праве на юридическую помощь, но и разъяснять, что существует дополнительные права у осужденных, относящихся к категории уязвимых.

Государство обеспечивает уязвимых осужденных минимальными материально-бытовыми стандартами, согласно  УИК. Однако этого не достаточно, потому как минимальные стандарты где-то являются устаревшими, не охватывают минимум стандартов либо совсем не соблюдаются.

На это указывают и сами осужденные.

Приведу пример из практики. Посещение бани происходит отрядом, в котором 80 человек. На помывку в бане дают всего 2 часа. Однако,   инвалидам имеющим физические недостатки: кто-то с трудом передвигается; у кого-то не рабочая рука, нога; кто-то инвалид по зрению и очень плохо видит, передвигается буквально на ощупь либо старческий возраст более 70 лет не достаточно для помывки 2х часов в группе с другими здоровыми людьми.

Тем более, что посторонняя помощь им не оказывается. Все манипуляции налить воды, принести отнести таз, включить, выключить воду производятся ими лично с большим количеством людей.

Вышеуказанный распорядок утвержден администрацией без учета возможностей уязвимой категорией лиц. В то же время администрация не реагирует на просьбы осужденных этой категории предоставить больше времени на помывку в бане.

Данный случай самый показательный, когда нарушаются права уязвимой категории лиц и эти лица не могут защитить свои права, законным способом. Их просьбы о пересмотре условий помывки в бане игнорируются. Настойчивее они заявлять о своих правах боятся, так как администрацией учреждения такие требования могут быть расценены как неповиновение законным требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения, что влечет за собой  уголовную ответственность, по ст. 428 УК РК. Усугублять же свое положение в уголовно-исправительном учреждении никто не хочет.

Другой пример. ВИЧ- инфицированному состоящему в СПИД центре на учете полагается бесплатная антиретровирусная терапия. Однако на деле ВИЧ- осужденный получил лишь 40 таблеток гепабене за год, которое лечит печень.

Аналогичных случаев много, где данная категория лиц чувствует себя ущемленным. Они хотят об этом не просто говорить.

Они хотят, чтобы государство их услышало и соблюдались хотя бы  законодательно прописанные стандарты.

А для того, чтобы данные стандарты соблюдались необходимо обеспечить качественный доступ к правосудию, а именно законодательно закрепить доступ осужденных в стадии исполнения приговора к гарантированной государством юридической помощи.

В данном случае необходима именно помощь адвоката, обладающего достаточной практикой в правовой сфере.

Комментариев пока нет.

ПРОКОММЕНТИРУЙТЕ